Плохое состояние больниц, низкая зарплата медперсонала, скудное обеспечение питанием и медикаментами пациентов, остаточное финансирование… В общем, положение в медицине – неистощимый кладезь поводов для критики. Однако если обратиться к цифрам, то, например, про «остаточное финансирование» говорить будет уже не с руки: в ЕАО на здравоохранение в год расходуются около двух с половиной миллиардов рублей (бюджетные деньги, средства ОМС и то, что заработали сами учреждения), что составляет примерно треть всего областного бюджета.

Что нужно и придётся делать, чтобы улучшить ситуацию в здравоохранении, рассказывает Павел ВИННИКОВ, председатель комитета по законодательству и правовой политике Законодательного собрания ЕАО, в прошлом главный врач областной больницы.

Нищие сёстры

– У нас ещё со времен СССР сложился стереотип, что в каждой деревне должна быть больница. Мол, центр далеко, дороги плохие, автобусы не ходят… То есть во главу угла ставятся не медицинские проблемы, а проблемы инфраструктуры. А вот, например, в Израиле всего пять крупных медицинских центров, а всё остальное – вроде наших поликлиник. Они там деньги считают, поэтому у них очень эффективное здравоохранение. И нам надо использовать более эффективно средства, которые отпускают на здравоохранение. Треть бюджета расходуем на медицину, а всего не хватает. Будем тратить в десять раз больше – всё равно хватать не будет. А почему? Потому что ни одна из районных больниц не выполняет свои объемы без того, чтобы им не была выплачена дотация из средств ОМС. Так сложилось, что они получают деньги не за работу, а за воздух. Их содержат только потому, что они существуют. Так не должно быть! Почему мы должны доплачивать ленинской или облученской больнице и при этом недодавать областной? Я уже не говорю про такие институты, как врачебная амбулатория или ФАПы – они вообще не дают объемов. А мы 2,5 миллиарда размазываем по этим точкам. Получается, что каждой сестре по серьге и каждая сестра – нищая. Везде сыпятся потолки, текут крыши, не работает канализация… Вот итог нашей экономической деятельности в здравоохранении.

Вот вам карт-бланш!

– В последние три года Минздравсоцразвития и Госдума провели интенсивную разработку нового закона об ОМС, где значительно подняты стандарты лечения. И федеральный центр обязуется два года выплачивать субвенции, для того чтобы регионы могли обеспечить эти стандарты. Но за эти два года мы должны сориентироваться, как нам быть и куда идти. Потому что после этого срока мы уже из своего бюджета должны будем выполнять новые стандарты. А теперь риторический вопрос: что, через два года у нас бюджет сказочно обогатится? Конечно, нет. Следовательно, чтобы обеспечить уровень этих стандартов, надо оптимизировать количество лечебных учреждений, хотим мы этого или не хотим.

Сейчас подготовлена законодательная база под реорганизацию здравоохранения. В том же законе «Об обязательном медицинском страховании» есть новая фундаментальная позиция: из полномочий муниципальных образований забирают организацию первичной медико-социальной помощи и передают её в субъекты. И теперь у всех регионов имеется карт-бланш на реорганизацию своего здравоохранения. В собственность субъекта передаются все ЦРБ, районные больницы, ФАПы… И воля правительства субъекта придать региональной медицине такую конфигурацию, какую оно хочет видеть. Целесообразно посмотреть, а не много ли для, например, Амурзета, 80 коек в больнице? Может, лучше здесь оставить 20 и амбулаторию, а в Ленинском сделать хорошую опорную больницу со всеми службами? Еще можно усилить скорую помощь, чтобы у них было не две машины, а шесть: гараж намного дешевле содержать, чем такую большую больницу.

У нас появилась возможность для маневра. Мы можем достойно содержать областную больницу на те деньги, которые сейчас тратим на районные больницы и ФАПы. Вот почему у нас в районных больницах должны оперировать больных? Это не их функция! Все больные должны оперироваться и лечиться в областной больнице, а районники должны заниматься ранней диагностикой, профилактикой и диспансеризацией. Если они будут работать с каждым пациентом на своей территории, то у нас заболеваемость упадет в разы. Ещё Семашко, когда после гражданской войны здравоохранения практически не было, говорил, что главное – это профилактика.

Определимся с функциями

– Ещё одна серьезная проблема: региональной медицине, впрочем, как и всему российскому здравоохранению, приходится решать несвойственные ей социальные задачи. Примерно 30% пациентов больницы – социально незащищенные граждане. Приходит, например, к терапевту дед с бронхитом. Врач видит: надо выписать антибиотики и лечить человека амбулаторно. А пациент говорит: «А мне топить надо, в магазин ходить некому, готовить себе не могу»… И куда врачу деда девать? Он понимает, что дома тот лечиться не будет и, скорее всего, просто умрет. И поступает как гуманист – человека госпитализирует. А содержание в стационаре – это совершенно другие расходы.

Примерно 5-7% пациентов стационара – бомжи. С октября по апрель они все идут в больницу. Этим истощенным людям требуется только социальный уход, но откармливать их приходится медицине. А деньги-то тратятся, как на больного.

Другой пример: в Биробиджане 14 областных учреждений здравоохранения и каждое имеет гараж. А это траты на «коммуналку», нормальную ремонтную базу, зарплату механика или зав-гара. Почему не сделать, как в правительстве – единый гараж на все учреждения? Или зачем каждой больнице прачечная? Почему не создать в городе хорошее прачечное хозяйство, которое будет обслуживать больницы, жителей, гостиницы, детские сады, рестораны, воинские части?.. Почему главврач должен содержать котельную и делать поверку котлов, получать лицензию, отвечать за технику безопасности?

В Воронеже есть больница на 2,5 тысячи коек, а в штате нет ни одного сантехника. Заключили договор с комбинатом коммунального хозяйства, диспетчер ежедневно собирает заявки на текущий ремонт, приезжает бригада и всё делает. Оплата по факту. А сейчас каждой больнице надо выделить несколько помещений, где лежат запчасти, радиаторы, инструменты и даже трубы. А ведь было время, что на главвраче «висели» внутриквартальные тепловые сети и водопровод! Благо, сейчас их передали обслуживающим организациям. Автотранспорт, охрана, «коммуналка», прачечная – всё это надо отделить от медицины.

Разделение и централизация

– Более того, я считаю, что и медицинские услуги надо разделить. Огромные затраты идут на содержание лабораторий. Я, будучи главврачом, рискнул и сделал частную лабораторию – так сразу пошла экономия 12 миллионов, и это только по зарплате. Потому что было 54 ставки, работали 24 человека, всё делали вручную. Сейчас 7 операторов справляются со всеми объемами и ещё берут заказы по всей области, а надо будет – и Хабаровск обслужат, такое там мощное оборудование. Они мне сделали по реестру – я им по реестру и заплатил. А ещё сколько средств уходило на обслуживание, расходники, реактивы, стандартизацию и метрологию оборудования… Это колоссальные деньги! Я считаю, что надо отдать не только лаборатории, но и диагностику. Лучевую, УЗИ, томограф, рентген… Сегодня в каждом лечебном учреждении есть рентгеновский аппарат. Зачем? Аппаратура должна работать круглосуточно. В Новосибирске есть институт ортопедии и травматологии, который занимается пересадкой суставов. Там больному сразу говорят: «Вы сюда приехали лечиться, а не отдыхать», и сразу начинают процедуры, которые могут закончиться глубокой ночью. А утром сообщают, что операция – после обеда. Затем сутки – в реанимации, четыре дня – в палате долечивания и выписка. Итого пять дней. Давайте у нас сделаем единый диагностический центр, где будет мощное оборудование, а не 14 захудалых рентгенов в каждом учреждении. Пусть в больницах останется какое-то оборудование для экстренной помощи, но оно должно быть на порядок ниже по техданным, мощности, по затратам. Избавим главврача от лишней головной боли, и он сосредоточится на организации лечебного процесса.

Надо централизовать многие медицинские услуги, сократить ненужную дорогостоящую стационарную помощь и больше средств выделять на амбулаторное лечение. Оптимальное соотношение 20 к 80 в пользу амбулатории. Областные койки должны быть интенсивного лечения, а долечивания, реабилитации здесь вообще не должно быть. И именно на них должна обрушиться вся техническая мощь, все передовые методики.

Депутатам и исполнительной власти в ближайшее время предстоит все эти вопросы очень внимательно изучить, тщательно проработать областное законодательство и начать интенсивную работу в этой сфере. Вот тогда мы будем развиваться.

 

Александр РАЗИН

«ДиВох» № 24 от 16-22 июня 2011 г.