- Законодательное Собрание Еврейской автономной области - http://zseao.ru -

Что имеем, сохраним

Социальные койки в лечебных учреждениях автономии могут быть ликвидированы

Социальные койки в лечебных учреждениях автономии могут быть ликвидированы

С начала 2013 года  в социальной сфере вновь ожидаются ново­введения. Теперь дело кос­нется социальных коек. Во многих больницах нашей необъятной родины числят­ся пациентами люди, кото­рые больными, в общем-то, не являются. Во всяком слу­чае, медицинская помощь в условиях стационара им на данный момент не тре­буется. Тем не менее место они занимают, получают питание и какой-то уход… По-хорошему их бы выпи­сать да отправить по домам. Но дело в том, что домов своих у цех зачастую как раз и нет. Или есть, но жить там небезопасно. Речь идет о бомжах, мла­денцах-отказниках и детях, которых терроризируют пьяницы-родители.

Согласно федеральному закону с нового года лечеб­ные учреждения не будут получать финансирование на содержание социальных коек. То бишь в больницах будут только лечить. Навер­ное, это логично: не разводить богадельни в учрежде­ниях здравоохранения. Но когда одинокого обездоленного человека, только оправившегося от тяжелой пневмонии, приходится вы­ставлять на мороз — это и не умно, и не гуманно. Так что надобность в социаль­ных койках есть и будет.

До момента, когда фи­нансирование социальных мест в больницах прекратится, ещё почти полго­да. Но уже сейчас депута­ты Законодательного Собра­ния ЕАО стали обдумывать варианты эти самые койки сохранить.

— На заседании рабо­чей группы мы обсуждали эту проблему и подготови­ли законопроект, — расска­зывает председатель коми­тета по социально-эконо­мической политике Законо­дательного Собрания ЕАО Вера ТАРАСЕНКО. — Об­щая концепция законопро­екта предусматривает созда­ние этих коек на базе соци­альных учреждений области и областных учреждений здравоохранения. Это как один из вариантов. Но про­ект будет ещё обсуждаться и дорабатываться. Направ­ление на эти места будут получать граждане, которые не нуждаются в стационар­ном лечении, но и не могут быть выписаны долечивать­ся в домашних условиях в силу объективных причин. Принятым на медико-соци­альное обслуживание будут оказаны такие виды помо­щи, как медосмотр; назна­чение лечения, в том чис­ле направление на стацио­нарное лечение в больни­цы области; предоставле­ние санитарно-гигиениче­ских услуг, медикаментов, питания (по врачебным рекомендациям); содействие в оформлении документов, в том числе в социальные учреждения.

Вера Ивановна объяс­нила, что глобальных пере­мен не предвидится. Просто деньги на содержание соци­альных коек, которые ранее шли из управления здравоохранения, теперь будет пе­речислять комитет соци­альной защиты. Количе­ство коек и порядок их соз­дания будут определять ор­ганы исполнительной вла­сти, уполномоченные пра­вительством области. Ор­ганы местного самоуправ­ления будут иметь возмож­ность создавать на базе областных учреждений койки сестринского ухода, содер­жание которых будет про­писано в местном бюдже­те. В 2011 г. на содержание социальных коек учрежде­ния здравоохранения обла­сти затратили 2,5 миллиона рублей.

Наибольшую нагрузку несет Детская областная больница. Сейчас здесь развернуты 10 социальных ко­ек.

— За год мы принимаем 120-130 детей. Большей ча­стью это младенцы, от которых отказались родите­ли, и дети, изъятые из асо­циальных семей, — делит­ся главврач Дмитрий БОРИСЕНКО. — Отказники находятся у нас до 4-ме­сячного возраста, в отделе­нии второго этапа выхажи­вания новорожденных. По­том, если им не требует­ся медицинская помощь в стационаре, их определяют в детские социальные уч­реждения. При отсутствии сведений о прививках де­тей на социальные койки принимает также област­ная инфекционная больни­ца. Чтобы содержать соци­альные койки, нам ежегод­но требуется около 750-ты­сяч рублей. Взять деньги из собственных средств мы не можем, поскольку мы не коммерческая организация и деньги не зарабатыва­ем. Использовать не по на­значению бюджетные — то­же. Проблему мы озвучи­ли перед депутатами заксобрания. Я уверен, что день­ги изыщут и соответству­ющую сумму при состав­лении областного бюдже­та на будущий год предус­мотрят. Сумма, в общем-то, не астрономическая, для области вполне подъемная. Нам, в принципе, неваж­но, из какого источника бу­дет поступать финансиро­вание. А вот другим больницам, возможно, будет сложнее. Социальные по­казания, по которым ребен­ку необходимо предоста­вить место в больнице, чет­ко прописаны. В числе про­чих это и тяжелая жизнен­ная ситуация. Для взрослых такие показания нигде четко не обозначены.

На момент моего визита в детской больнице на социальных койках квартировали три грудничка. С начала года их было всего четыре — показатель рекордно низкий. Случалось, на 10 мест претендовали сразу 14-15 малышей. Ситуация нетипичная, так что персонал больницы особо не расхолаживается.

Во взрослых больницах отношение к социальным пациентам далеко не однозначное. И со стороны персонала, и со стороны соседей по палате.

— В нашей больнице нет понятия «социальная койка». Пациенты попадают к нам с конкретным заболеванием и числятся за определенным отделением, — рассказывает заведующий терапевтическим отделением ОГУЗ «Областная больница» Михаил НАСОНОВ. — Сейчас у нас числится один такой пациент. Он уже вполне здоров и мог бы отправиться домой, но идти ему некуда. Как только социальные службы ра­зыщут его родных, мы че­ловека немедленно выпи­шем. Через наше отделе­ние в год проходит пример­но 10-12 таких пациентов. В основном это лица без определенного места жи­тельства. В других отделе­ниях — например, в травма­тологии или неврологии — их гораздо больше. Особен­но зимой. Получив необ­ходимую медицинскую помощь, многие из них про­сто не хотят выписываться. Оно и понятно: здесь тепло, сухо, кормят, ухаживают. Отношение к таким паци­ентом со стороны персона­ла самое разное. Кто-то за­ботится, жалеет их. Другие считают, что такой контин­гент только напрасно зани­мает место и принимать в больницу надо людей дей­ствительно нуждающихся в стационарной медицин­ской помощи, а не в кры­ше над головой. От осталь­ных пациентов мы стараем­ся их изолировать в отдель­ный бокс. Мало ли что.

Пару слов о «мало ли что». Не так давно к нам в редакцию пришла моло­дая женщина, пожелавшая остаться инкогнито. Жа­ловалась, что ей пришлось лежать в одной больнич­ной палате с бомжихой, по­сле чего она долго не могла избавится от насекомых-паразитов. Визитерша зани­мает хорошую должность в солидной организации. На непрошеных гостей в при­ческе ей указали коллеги по работе. Женщина побожи­лась, что впредь лучше бу­дет дома метаться в горяч­ке и бреду или разорится на место в платной клинике, но в одну палату с такими субъектами — ни-ни.

Конечно, вопрос о пре­доставлении социальных мест неоднозначный. Проблема есть и её надо ре­шать. Отрадно, что наши законодатели озадачились ею заранее.

Евгений СТЕПАНОВ

ДиВох  19.07.2012