Областной депутат помогла пенсионерам не переплатить за тепло и «отыскать» нужное авто

Областной депутат помогла пенсионерам не переплатить за тепло и «отыскать» нужное авто

КАК «НАБЕГАЮТ» РУБЛИ

По словам директора областно­го социального дома № 2 Татьяны Фраш, отопление жильцы дома оп­лачивают по квадратным метрам, а горячую воду — по числу пропи­санных в квартирах. Есть в доме и счётчики—тепловые и водяные, и до сих пор недоразумений по опла­те не возникало.

Однако за помощью жильцы социального дома обратились к де­путату Законодательного Собрания ЕАО, председателю комитета по со­циально-экономической политике Вере Тарасенко. Она пришла на встречу с пожилыми людьми, на которую был приглашён также представитель биробиджанского Теплосбыта.

—  Так как дом — социальный, порядок расчёта здесь несколько иной, чем в обычном многоквар­тирном доме, — пояснила ситуацию собравшимся руководитель Биро­биджанского отделения Теплосбы­та Наталья Филиппова. — Договор о теплоснабжении заключается не с жильцами, а с «социальным до­мом» как с юридическим лицом. Приборы  учёта  фиксируют  по­требление тепла и горячей воды. Но в октябре у вас домовый при­бор теплоучёта не работал — был снят. Потому мы начисляли плату по расчётной нагрузке на здание. Всё согласно правилам.

Доводы Н. Филипповой жиль­цов не убедили: не отапливали же их дом в это время в два раза жар­че! Но за проживание в том же доме им в октябре выставили счёт, резко превышающий сентябрьс­кий.

—   Счёт за тепловую энергию пришёл свыше чем на 130 тысяч рублей, а прежний был в два с лишним раза меньше. Даже если коммунальные услуги опять подо­рожали, этого скачка нельзя объяс­нить никаким подорожанием! — сказала на встрече пожилая жен­щина.

Представитель Теплосбыта про­бовала защищаться: «Вы несвоев­ременно принесли заявку на пере­расчёт. Надо было об этом побес­покоиться раньше».

—  Как же это сделать раньше, если счёт поступил в середине но­ября? Мы как увидели, что он зна­чительно выше обычного, сразу написали заявление, принесли его в Теплосбыт и зарегистрировали. У нас есть копия, — возражали жиль­цы-пенсионеры, поддерживаемые директором социального дома.

— У вас там принимает докумен­ты «железная» девушка. Она так любезно нам объяснила: мол, заяв­ление примем, но на перерасчет не надейтесь. Это кто там уже всё за­ранее так легко решает?

Выяснилось, что прибор учёта энергии сняли на месяц не по жела­нию жильцов — он находился на поверке и ремонте, и не был своев­ременно возвращён на прежнее место.

Наталья Филиппова особо спо­рить с неугомонными стариками не стала: пообещала разобраться со своими сотрудниками и произвес­ти-таки перерасчёт оплаты за тепло. Причём за основу для перерасчёта взять аналогичный период прошло­го года, т. е. октябрь 2011-го. В ито­ге платежи на дом составят вместо 133 тысяч рублей — 60 тысяч.

Тем не менее повод продол­жить «коммунальный» разговор нашёлся. Как ни крути (в смысле, краны в ванной и на кухне), основ­ные затраты даёт потребление горя чей воды жильцами. Но воду люди льют по-разному: кто больше, кто меньше. Отмечается и такая осо­бенность: к некоторым одиноким старикам — обитателям социаль­ного дома всё же приезжают род­ственники и живут у них некоторое время. Дело хорошее. Но когда проживание такой родни затягива­ется на месяц и более (а как сказала на собрании директор социального дома, бывает и до полугода!), то на мытьё и постирушки дорогой горя­чей воды утекает немало. При общедомовом счётчике расходы на содержание чьих-то дорогих гостей перекладывают на… соседей — по­просту раскидываются на всех. Ди­ректор дома Т. Фраш не считает это нормальным. Но ведь не отка­жешь пожилым жильцам в праве принять у себя в гостях родню? С другой стороны, социальный дом — это по определению социальное жильё для одиноких пожилых лю­дей и инвалидов, а не бесплатная гостиница для их далёких родствен­ников. Поэтому на собрании ди­ректор сама подняла этот вопрос.

—  Некоторые жильцы уже при­шли к выводу о необходимости по­ставить у себя счётчики на воду в квартире. А другие категорически отказываются это делать. Заставить людей мы не можем. Как быть? — обратилась она к депутату Вере Та­расенко.

— Во-первых, федеральное зако­нодательство обязывает жильцов устанавливать счетчики. Следова­тельно, каждый должен будет эту обязанность исполнить. Во-вторых, ваш социальный дом — юридичес­кое лицо, он имеет свой устав. А вы, соответственно, имеете право внести в устав новое положение в связи с реальной ситуацией. Толь­ко всё нужно согласовать с юриста­ми, — разъяснила депутат. И посове­товала, где можно получить бес­платную юридическую консульта­цию.

Судя по оживлённой реакции слушателей (а их находилось в зале не менее 30 человек), сторонников того, чтобы «учитывать» гостей при выставлении счетов на горя­чую воду или ставить индивидуаль­ные счетчики, заметно прибави­лось. Тем более, все только что на­глядно увидели, насколько разнится плата по усреднённым нормативам и реальному потреблению комму­нальных благ.

— Сейчас проблему пожилых людей по завышенной в октябре оплате за тепло мы решили. Считаю, очень быстро. Но это не един­ственный вопрос, который интере­сует пожилых людей, — заявила Вера Тарасенко. — С другими вопросами мы тоже работаем.

ЖИЗНЕННЫЙ МАРШРУТ

На встрече с депутатом оказа­лось, что для стариков Биробиджа­на также актуальны проблемы го­родского пассажирского транспор­та. Причём актуальны по-своему.

Из разговора с пенсионерами выяснилось, что для некоторых из них маршрут автобуса, идущего в Биробиджан-2 до областной инфек­ционной больницы, жизненно ва­жен. Без всякого преувеличения. Ведь в одном из корпусов «инфекционки» находится отделение гемо­диализа — «искусственная почка».

Но нужный автобус надо ещё подловить: обычный рейсовый ав­тобус «тройка» не останавливается у ворот больницы на улице Коллек­тивной — там дорожная развязка, остановка ему правилами дорож­ного движения запрещена.

У микроавтобуса — чуть дру­гой маршрут: водитель может дос­тавить пассажиров непосредствен­но к инфекционной больнице. Но «микрик» — всего один, потому хо­дит нечасто.

— С декабря муниципалитет обе­щал пустить по этому маршруту второй микроавтобус. Но не выш­ло. В этом месяце дополнительного автобуса не будет, — вынуждена была сообщить старикам депутат.

Муниципалитет, по её словам, проводил конкурс среди автопере­возчиков на этот маршрут, но транспорт частного предпринима­теля не прошёл конкурс по техни­ческим причинам. Ставить на мар­шрут машину, не соответствую­щую техтребованиям, конечно, нельзя.

— Мы будем искать варианты, — заверила пенсионеров Вера Тара­сенко. — Мэр Биробиджана постав­лен об этом в известность.

Но претензии к городским «ав тобусникам» у обитателей соци­ального дома на этом не закончи­лись.

— Вы бы видели, как безобразно подъезжают автобусы к остановке у областной поликлиники, где мы частые гости, — говорит одна из пен­сионерок. — Передняя подножка — вплотную к бордюру, на заднюю — не шагнёшь, так далеко! А сей­час ещё и скользко.

Её поддерживают хором:

— Идёшь лечить одно, того и гля­ди — сломаешь другое! Неужели у поликлиники нельзя вовремя лёд сколоть, песок рассыпать?

— Да разве дело в одном гололё­де? Там и летом постоянно лужи — пробираешься по бордюру, ша­ришь в лужах костылём…

А вот другое замечание: «част­ники», спеша собрать как можно больше пассажиров с остановок, иногда проскакивают их… мимо, если видят, что там почти никого нет. Кондуктор в этом случае бро­сает в глубину салона автобуса: «На выход есть?» Кто услышал, кто нет. Возмущение пассажиров и требование соблюдать остановки независимо от того, кажутся ли они «перспективными» работникам транспорта, нередко игнорируется.

Вера Ивановна терпеливо выс­лушивала всех стариков и записы­вала их замечания, обещала разоб­раться, помочь.

Виктор АНТОНОВ

Биробиджанская звезда  07.12.2012