От кредитования сельского хозяйства банки заработали куда больше, чем сами производители продукции, утверждает депутат ЗС ЕАО Владимир Дудин

От кредитования сельского хозяйства банки заработали куда больше, чем сами производители продукции, утверждает депутат ЗС ЕАО Владимир Дудин

С начала этого года депутат Законодательного Собрания ЕАО, руководитель фракции «Справедливая Россия» Влади­мир Дудин возглавил парламен­тский комитет по аграрной поли­тике и вопросам природопользо­вания. В интервью «Биробид­жанской звезде» он высказал своё мнение о состоянии курируе­мой им отрасли и её проблемах.

— В ходе моих консультаций со специалистами сельского хозяй­ства   и   членами   правительства ЕАО  сложилось  впечатление, что ситуация в отрасли не совсем здоровая.   Настораживает,  что большая часть хозяйств, взявших в последние семь лет кредиты на создание животноводческой инф­раструктуры, ни один комплекс не возвели и не сдали в эксплуата­цию в том виде, в каком предпо­лагал проект!

—   Как такое стало возмож­ным?  Ведь выдаче кредитов предшествовало составление биз­нес-планов.

 

— На мой взгляд, тут сыграло немалую роль то, что многими крестьянско-фермерскими хозяй­ствами руководят люди на самом деле далёкие от сельского хозяй­ства, не обладающие необходи­мыми для этого знаниями. Пото­му они элементарно не могут проследить за качеством выпол­ненных работ.

Также считаю, что в области непродуманно произвели «крен» в сторону выращивания сои. Культура, действительно, востре­бованная, по объёмам выращен­ного область била несколько лет собственные рекорды, но какова степень переработки продукции на месте? Почти никакой! Сами крестьяне не могут переработать то количество сои, что выращива­ют. В итоге заезжие предприни­матели скупают сою здесь, часть перерабатывают на кор­ма для птицы. Очень часто это происходит по ценам ниже се­бестоимости произведённой продукции Крестьянин вынуж­ден это делать, так как над ним довлеют взятые кредитные обя­зательства. Считаю, что пока к России нет госзаказа на сельхоз­продукцию, власть обязана помочь сельхозпроизводителям бо­лее выгодно продать свою про­дукцию, то есть найти выгод­ные рынки сбыта

Если при российских транс­портных тарифах им выгоден та­кой бизнес, то сколько же теряют в цене паши производители?

—  Очевидно, что очень много! При этом у многих наших ферме­ров слаба материально-техничес­кая база, а они засевают крупные площади. Рассуждают: авось по­года осенью постоит —   успеем убрать. В этом году погода не по­стояла, и 20-30 % «лишней» сои ушло под снег! Потом тс же фер­меры      начали   жаловаться   на сложные погодные условия руко­водству  области,  рассчитывая… получить компенсацию.

  Как могут отрегулировать кредитный механизм законодате­ли?

—  Кредиты берутся   на посев­ную, на уборку — это неотложные работы. Но в стране нет унифика­ции цен на ГСМ на этот период, продавцы горючего думают толь­ко о своей прибыли, а кредитные ресурсы тратятся не самым раци­ональным образом. Эти пробле­мы региональным законодателям не решить.

Зато мы можем инициировать на федеральном уровне серьёз­ные изменения в кредитной поли­тике. Многие регионы предлага­ют государству «заморозить» возврат кредитов на 15-20 лет или списать их часть. Полагаю, что в сложившейся ситуации госу­дарству возможно выгоднее списать предприятиям АПК ин­вестиционные кредиты! Так как сумма по выплате субсидирован­ных процентных ставок государ­ством в период 15-20 лет будет выше, чем суммарная стоимость кредитов. А высвободившиеся средства обязать вложить в модернизацию предприятий и рост производства

Что делать с неэффективно использованными   кредитами, вернуть которые, вероятно, уже проблематично?

— Часть кредитов была выдана под залог областной госсобствен­ности,   под   гарантии   бюджета. Если прокредитованный фермер долги не вернёт, то отвечать при­дётся   собственностью   области. Хочу обратить внимание, что по России в целом  кредитная поли­тика не стимулирует сельхозпро­изводителя. Кредитная линия в 20 % — это слишком много. Ведь из­вестно,     какова     прибыльность сельского’ хозяйства.  Кредитная политика в Европе или Китае — от 5 %. (Кредиты «Агроджойнта» в 30-х годах XX века в годы наи­высшего роста экономики ЕАО, тоже составляли 5 % — ред.). В ито­ге банки зарабатывают на выдан­ных кредитах много больше, чем даже теоретически может зарабо­тать производитель!

То есть сельское хозяйство, по определению, сейчас неста­бильная отрасль?

— Где хотят работать — работа­ют, даже в сложных экономичес­ких условиях. Например, ста­бильно сейчас сельхозпредприя­тие «Раддевское» под руководством Галины Николаевны Кисе­лёвой. Вроде бы звёзд с неба там, никогда не хватали, а в итоге сра­ботали лучше всех при той же по­годе. Налицо человеческий фак­тор, ответственный и грамотный подход к делу.

Россия располагает очень со­лидной частью сельскохозяй­ственных земель в мировом мас­штабе, с них можно кормить по­мимо россиян ещё миллиарды человек в мире! ЕАО в масштабах Дальнего Востока тоже распола­гает солидным запасом земель для производства сельхозпродук­ции. Рядом с нами северные рай­оны Хабаровского края, Якутия, островные территории, где продукты питания стоят очень дорого.

Нам нужно повышать произ­водительность труда, достигать стабильности в производстве сельхозпродукции, налаживать глубокую переработку продуктов растениеводства, животноводства системно, чётко представляя куда, чего и сколько затем пойдёт. А за­конодатели должны создать усло­вия для привлечения в сельскохо­зяйственную отрасль профессио­нальных кадров, разрешить ос­новные проблемы кредитования — как текущие, так и будущие. То есть нужен государственный подход!

Виктор АНТОНОВ

Биробиджанская звезда  09.01.2013