Интервью генерального директора ОАО «Виктория», заместителя председателя Законодательного Собрания ЕАО Елены Самойленко газете «Биробиджанская звезда» о ситуации в легкой промышленности РФ

7 марта в Вологде прошло совещание о ситуации в легкой промышленности  и  ее сырьевом обеспечении, где выступил Президент Российской Федерации Владимир Путин. По его словам, ситуация  в  отрасли  остается сложной и, «к сожалению, кардинальных изменений пока нет». В этой связи корреспондент «Биробиджанской звезды» задал несколько вопросов Елене Самойленко, генеральному директору ОАО «Виктория». Это ведущее предприятие легкой промышленности не только области, но и Дальнего Востока.

— Нас на совещание не пригласили, мы в его работе не участвовали. Что касается самого мероприятия, то, с одной стороны, радует, что на ситуацию в легкой промышленности обратил внимание и приехал в Вологду, которая славится своими кружевами, сам Путин — осмотрел выставку, выступил на совещании. Это уже хорошо, это вселяет определенную надежду на то, что к отрасли по-настоящему повернутся лицом.

Не знаю, в какой мере то, о чем говорили на совещании, будет реализовано, с какой динамикой и что в конечном итоге получится — какую конкретную поддержку государства получит в целом наша легкая промышленность? Пока об этом рано говорить.

Знаю, что в целом позиция органов федеральной власти в том, что надо развивать крупнейшие, мощнейшие производства, и развивать их как кластеры. Если, к примеру, говорим про вологодский лен, то это его выращивание, переработка и конечный продукт — не льноволокно, а в виде, допустим, кружева вологодского — платья и т.п. Если говорить о конкретном проекте в той же Ивановской области, то хорошая задумка — восстановить производство полиэфирных нитей, которое было в России, но предприятия обанкротили, и мы теперь вынуждены закупать импортные нити. Это крупный проект, и радует, что государство его поддерживает.

Но помимо таких центров легкой промышленности имеется ряд предприятий отрасли, которые разбросали по стране. Наша «Виктория» — одно из них. Она просто чудом сохранилась и пока жива. В отношении таких предприятий по итогам работы совещания я не увидела какой-то четко выработанной политики. Я не получила внятного ответа на то письмо Дмитрию Медведеву (когда он был президентом), которое лично ему я отдала в руки. Я получила отписку от клерка, а не ответы на мои прямые конкретные вопросы: почему при вступлении в единый Таможенный союз Белоруссии, Казахстана, России ‘нам, российским предпринимателям, не создали единые условия в плане установления единообразных одинаково напряженных ставок налогов. Потому что там, я знаю, ставки ниже. Может, я не права, вычитала эту информацию в газете? Я не нашла подтверждение этому в других источниках. Но я задала прямой вопрос тогдашнему президенту, поскольку, по моему мнению, в итоге легкая промышленность России стала менее конкурентоспособной. К примеру, Белоруссия поставляет в Россию неплохой и относительно недорогой трикотаж — сродни нашему трикотажу для среднего класса. Белорусский выгодно покупать, потому что теперь на едином экономическом пространстве трех государств установлено, что при экспорте товаров в нашу страну белорусы и казахи не платят налог на добавленную стоимость (НДС). Мы, когда продаем свою продукцию, НДС платим. И не реально, что мы начнем экспортировать свою продукцию в Беларусь и Казахстан. И сами понимаете — почему. В той же Белоруссии другой подход к поддержке своих предприятий.

В нашем проекте федерального закона, где речь идет о поддержке дальневосточников, я увидела, что обрабатывающую промышленность собираются освобождать от НДС, сделать нулевую ставку. Хорошо. Но это даст нам лишь маленькую поддержку. Мы, дальневосточники, почему страдаем? Потому что у нас и так мало персонала, профессии для нашей фабрики не престижные -мотальщицы, вязальщицы, швеи. Мы на рынке труда по заработной плате отстаем, но страховые платежи на нас «навешены» одинаковые и в полном объеме. И в этом федеральном законе я не увидела, что государство (то, о чем Ишаев иногда заявляет) сделает так, чтобы доходы дальневосточников были выше, чем общероссийские. Не сделает! И от «серой» заработной платы никто не уйдет. А это нам «белым пушистым» очень мешает конкурировать с «мелкотней», пока государство не возьмет на себя заботу хотя бы о части дальневосточников.

В том же письме Медведеву я просила: проведите на Дальнем Востоке эксперимент, сделайте пилотный проект — освободите нас вообще от налогов, дайте возможность прийти сюда инвестициям. Дайте возможность создать здесь дополнительные рабочие места. Не получила я ответа и на письмо и не увидела ответа в итоговых документах совещания, которое прошло 7 марта этого года в Вологде.

Николай НЕМАЕВ

Биробиджанская звезда  20.03.2013