- Законодательное Собрание Еврейской автономной области - http://zseao.ru -

Е. Самойленко: Легкой промышленности нужна господдержка

Сегодня в газете «Биробиджанская звезда» опубликовано интервью заместителя председателя областного парламента Елены Самойленко. В нем  депутат и Заслуженный работник текстильной и легкой промышленности говорит о состоянии дел в легпроме и мерах, принимаемых Законодательным Собранием и правительством области по выводу отрасли из кризиса

«Чулочно-трикотажная фирма «Виктория» опубликовала отчет о работе этого акционерного общества за 2013 год.  Согласно ему производство чулочно-носочных изделий  по отношению к 2012 году снизилось на 3,7 %, а к докризисному уровню 2010  года не дотягивает и до 40 %. Трикотаж «упал» на 29 % (29,3 % к 2010 году), а объем продаж составил 78 % к 2012 году или 46,5 % – к 2010 году. Впервые предприятие получило убыток – более 18 млн рублей, хотя еще в 2012 году имело хоть и небольшую, чуть больше миллиона рублей, прибыль.

Для фабрики, некогда бывшей флагманом отрасли на Дальнем Востоке, показатели, скажем прямо, нерадужные. Почему биробиджанский и в целом отечественный легпром  переживают кризис, нужно ли его государственное регулирование и что делают депутаты областного парламента, чтобы вывести отрасль из кризиса, … рассказала … генеральный директор «Виктории», заместитель председателя Законодательного Собрания Еврейской автономии Елена Самойленко.

 — Елена Николаевна, возглавляемое Вами предприятие по-прежнему занимает лидирующее положение  среди предприятий отрасли Дальнего Востока и Сибири, его продукция постоянно отмечается наградами регионального и федерального уровней, имеет сертификат соответствия техрегламенту Таможенного союза. И при всем этом – такие неутешительные результаты. В чем Вы видите причины происходящего?

— Несмотря на все сложности, мы не снижаем, а повышаем  качество своей продукции, поэтому она и отмечается наградами. Но последние четыре года делать это все сложнее и сложнее. Мы работаем преимущественно на качественном натуральном сырье, а оно все привозное: хлопчатобумажная пряжа с 2012 года импортная на 100 %, трикотажные полотна  и раньше приобретали турецкие.

В 2011 году цены на «белое золото» из-за мирового хлопкового кризиса выросли в 3,2 раза. Конечно, по отечественной текстильной промышленности это больно ударило. В этом же году в России резко выросли ставки страховых платежей в государственные внебюджетные фонды – до 30 %. И если по итогам 2010 года мы получили в 2,5 раза больше прибыли, чем в 2009 году, то с 2011года  едва сводим концы с концами.

Одна проблема неминуемо усугубила другую – отток кадров. Отчасти это стало следствием низкой заработной платы (в среднем сейчас она составляет 13 тыс. рублей). На «Виктории» выплачивается исключительно «белая» зарплата, и, имея такое тяжелое бремя, как отчисления во внебюджетные фонды плюс налог на доходы физических лиц, мы не можем позволить себе довести среднюю зарплату своих работников до средней по экономике региона, а значит, не выдерживаем нечестной конкуренции с теми, кто платит в конвертах.

Хотя многих специалистов пришлось просто сократить,  потому что сейчас полотна дешевле купить. Пока покрывались прямые издержки на их производство, мы его сохраняли и перевооружали:  около 50-ти млн рублей направили за 2003-2010 годы. Но из-за событий 2011 года пришлось закрыть лабораторию, целые цеха, а ведь там  работали люди.

В то же время мы нуждаемся в высококвалифицированных, редких кадрах. Мало того, что их сейчас мало где готовят и уровень подготовки оставляет желать лучшего, так и те специалисты, которые есть, уходят в «серое» производство. Но по мере сил мы решаем эту проблему: заключаем договоры на целевое обучение, предоставляем служебное жилье. Например, два иногородних технолога, отработав три года и получив квартиры, остались на фабрике.

— Как повлияло на положение дел в отрасли заключение между Белоруссией, Казахстаном и Россией Таможенного  союза, вступление нашей страны в ВТО?

— Пока я вижу в этом только «минусы» для отечественной легкой промышленности. Начнем с того, что в страну хлынул контрафакт, некачественный товар, откровенные подделки под натуральную продукцию, так как границы этих  стран, особенно  Казахстана, защищены плохо. До сих пор на уровне трех государств не создана единая система контроля оборота продукции на едином таможенном пространстве, не гармонизированы условия ведения хозяйственной деятельности. Некоторые российские «умельцы» начали использовать преимущества по экспортному НДС и занимаются реэкспортом.

 Инвесторы, крупные оптовые покупатели одежды развернулись в сторону Белоруссии: там дешевле производство, нет НДС при ввозе. Кроме того, товар разрешили  ввозить из-за границы хоть каждый день по 50 килограммов. Я уже не говорю о том, что для дальневосточников выехать в приграничный Китай и приобрести там, пусть и низкокачественные (потому что товары хорошего качества там тоже недешевы) одежду, носки, белье по более низким ценам совсем не сложно.  И надо помнить, что с вступлением России в ВТО для импортеров снизились еще и ввозные пошлины.

— Плюс еще высокие тарифы на энергоносители и услуги РЖД, множество мелких предприятий, которые работают по «упрощенке» и не обременены промышленным оборудованием. Все это Вам известно лучше других. Являясь не только гендиректором, но и депутатом,  Вы как-то пытались лоббировать (в хорошем смысле этого слова) интересы промышленников на законодательном уровне?

— Еще в 2011 году я обратилась к тогдашнему президенту страны Дмитрию Медведеву. В своем письме я просила для предприятий текстильной и легкой промышленности снизить бремя страховых платежей до 14 % и предоставить им возможность работать по упрощенной системе налогообложения независимо от объемов производства. Сделала экономическое обоснование этих инициатив и, как вариант, предложила попробовать реализовать их на пилотных площадках – в Ивановской области и в субъектах ДФО.

Однако чиновник Минпромторга России ответил мне, что в рамках государственной промышленной политики реализуется ряд мер, направленных на улучшение положения дел в отрасли, ситуация на мировом рынке хлопка стабилизировалась. Ивановская область своей задачей ставит переход на использование химических волокон и нитей, а Приморский край предложил реализовать проект высокой социальной значимости по созданию комплекса легкой промышленности.

На дворе уже 2014 год. Приморье до сих пор что-то планирует. Меры государственной промышленной политики, конечно, реализуются, но я бы назвала это полумерами,  потому что главная проблема – высокие тарифы и неподъемные страховые платежи – осталась. И та помощь, которая оказывается легковикам  (250 млн. рублей на закупки сырья и 500 млн. руб. для инвесторов в год на отрасль), это мизер, да и тот «расхватывается» крупными предприятиями.

В России есть стратегия развития легкой промышленности до 2020 года, но реализуется она крайне медленно. В том числе из-за сырьевой необеспеченности – нет в стране хлопка, шерсти. Я согласна, что развивать нужно то, на что есть сырье, то есть синтетику, которая сейчас  почти не уступает по своим характеристикам натуральным волокнам. Государство планирует идти по этому пути. Но и полностью отказываться от продукции из натурального сырья тоже нельзя, особенно в детской одежде.

— Сейчас на Дальнем Востоке планируется создание зон опережающего экономического развития. Помогут ли они легкой промышленности региона?

— Если в этих зонах будет введен особый налоговый режим, упрощенный режим привлечения иностранной рабочей силы, а  расположены они будут только в приграничных зонах (Ленинске, например, или Краскино Приморского края), наше положение окончательно ухудшится. Сами посудите – куда выгоднее будет вкладываться инвесторам и где товар на выходе будет дешевле?! Это нельзя назвать поддержкой дальневосточных производителей и честной конкуренцией. Я считаю, что пока есть такие фабрики, как «Виктория» (а они уже готовые промышленные площадки), на них и нужно создавать благоприятный инвестиционный климат и зоны опережающего развития.

Это не прихоть. Например, «Виктория» на четверть государственное предприятие, которому «в наследство» достались промышленные здания, сооружения, оборудование, рассчитанные на массовое производство. И, чтобы они работали рентабельно, необходимо загружать их по полной мощности, т.е. партии товара с одними и теми же характеристиками должны быть крупными. Времена, когда так можно было делать для обычных потребителей, давно прошли: не станет сейчас женщина покупать джемпер, увидев в магазине еще двадцать таких же. А вот носки, белье для солдат, армейских офицеров, полицейских – как раз то что нужно.

— Оборонзаказ – вещь непостоянная, а какие преференции со стороны государства могли бы, на Ваш взгляд, стать мерой постоянной поддержки?

— Я уже сказала о страховых платежах и возможном переходе легпрома на «упрощенку». Есть еще один путь – при установлении ставок НДС в критерии закладывать и отраслевой признак в виде понижающих коэффициентов. Тогда можно будет заниматься реализацией крупных инвестпроектов за счет заемных средств.

И еще одно направление – выходить предприятиям легпрома на оборонзаказ и другие крупные государственные заказы. Причем они должны быть долгосрочными – тогда появится реальная возможность снижать издержки.

— Вы говорите о том, что нужно принимать меры законодательного характера, а как депутат совместно с коллегами инициировали какие-либо изменения, направленные на развитие бизнеса?

— Мы эту работу ведем постоянно. Например, благодаря  обращениям в правительство России, Госдуму совместно с правительством области нам удалось добиться принятия изменений в закон «Об электроэнергетике», позволяющих до 2029 года сохранить в ЕАО перекрестное субсидирование по расчетам за электроэнергию и тем самым не допустить резкого роста тарифов не только для населения, но и для предприятий.

Мы также приняли областной закон о государственно-частном партнерстве, согласно которому инвесторы могут получить государственную поддержку.

Еще одним законом ЕАО установлено, что предприятия-участники региональных инвестиционных проектов в течение первых пяти лет полностью освобождаются от уплаты в областной бюджет налога на прибыль и еще в течение пяти лет платят только 10 процентов.

Но эти два нормативных акта больше ориентированы на крупных инвесторов, строительный бизнес. Наше предприятие в свое время воспользовалось теми мерами, которые предусмотрены законом «О государственной поддержке инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений…». Он, кстати, разрабатывался по моей инициативе. Но сегодня этого недостаточно.

Первое, что надо сделать, это вернуться к вопросу о страховых платежах. Кроме того, мы  готовим обращение в правительство РФ  по внесению изменений в Постановление о преференциях российским производителям при осуществлении госзакупок. На очередном заседании областного парламента депутаты уже приняли решение направить в Государственную Думу предложение изменить федеральный закон о контрактной системе в сфере государственных и муниципальных закупок.  Будем также  инициировать  изменения в  закон о государственном оборонном заказе и обязательно – ужесточение санкций к недобросовестным производителям.

По проблемам развития легкой промышленности я обращалась и к губернатору области. Сейчас совместно с правительством ЕАО готовим соответствующее обращение в Минвостокразвития, потому что вместе можно быстрее добиться нужных результатов. Ну и, конечно же, будем использовать свои внутренние резервы для развития.

— Успехов вам».