Первый зампредседателя комитета Совета Федерации по международным делам, представитель парламента ЕАО в Совфеде Владимир Джабаров дал интервью агентству «ЕАОМедиа». В нем сенатор рассказал о своей работе в регионе, деятельности комиссии СФ по защите  суверенитета РФ, ответил на вопросы международной повестки

В. Джабаров: Если в Крыму снова провести референдум – результат будет тот же
Фото ИА PrimaMedia

«— Как выстроены отношения Еврейской автономной области с государством Израиль? Ограничены ли они только культурными контактами? Есть ли перспектива укрепления экономических отношений?

— Мы тесно сотрудничаем. Один из депутатов кнессета Израиля – выходец из Еврейской автономной области. Это Константин Развозов. Он уехал ребёнком из Биробиджана. У него много интересных идей о том, как привлечь израильский бизнес в ЕАО.

В последнее время у израильтян заметно изменилось отношение к Еврейской автономной области. Они приехали сюда и поняли: здесь ценят еврейскую историю. Здесь мирно сосуществуют разные религии. Посол Израиля сказал, что есть одна только проблема – Биробиджан находится далеко от Израиля. Мы ему ответили, что Израиль находится ещё дальше от США, тем не менее, израильтяне добираются туда, когда надо.

— Вы как сенатор от Законодательного Собрания Еврейской автономной области часто бываете в регионе? Какой формат носят ваши региональные недели? Удается ли продвигать идеи депутатов Законодательного Собрания ЕАО в Совете Федерации?

— Работа сенаторов отличается от работы депутатов Госдумы. Депутаты избираются от какого-то округа. И им каждый месяц надо выезжать в регион, посвящать работе там одну неделю. У сенаторов основная работа в Москве. В столице мы представляем интересы региональных органов, от которых выдвигались. К примеру, сенатор Ростислав Гольдштейн отстаивает интересы губернатора ЕАО. Он организует встречи руководителя автономной области с министрами в Москве, участвует в ряде совещаний. Я выдвинут от Заксобрания. И тесно взаимодействую с его главой Любовью Павловой. Моя задача – отстаивать проекты Законодательного Собрания, решать текущие задачи.

Последний раз в регионе я был в сентябре этого года. В год сенаторам там надо побывать примерно 3–4 раза (в отличие от депутатов, которые работе в регионе могут посвятить 12 недель). Тем не менее, у нас тоже есть тесный контакт с региональными властями, мы работаем с аппаратом Заксобрания – моя приемная с ними постоянно на связи.

— Когда вы приезжаете в ЕАО, какие районы посещаете?

В прошлую поездку свою я был в Биробиджанском районе. Именно от этого района избирался первый раз в Заксобрание. Часто бываю в Облученском и Ленинском районах. Другие районы Еврейской автономной области тоже посещаю. Регион я знаю хорошо, и каждая поездка туда мне приятна. В этом сентябре я проводил приём в ЕАО в региональном исполкоме «Единой России». Ряд поручений по итогам приема уже выполнен. По некоторым сделаны запросы, работа продолжается.

Бывая в области, часто общаюсь с духовенством. Встречался руководителем еврейской общины «Фрейд». Был в женском монастыре. Я посещаю его каждый год. Кроме того, часто езжу в школы. В этот раз был в школе села Дубового. Общался с ее директором – замечательным педагогом Мариной Васильевной Гурченко.

Эти поездки очень полезные. В одну из них я взял с собой (за свой счёт) сына. Он просил дать ему возможность тоже поехать и посмотреть, как живут люди в регионе.

Давайте поговорим теперь о перспективах экономического развития региона. Два крупных спортивных объекта в Еврейской автономной области будет строить компания «Газпром». Есть ли ещё примеры по привлечению крупных инвестиций в регион?

— Проектов в ЕАО на самом деле много. Ими плотно занимается губернатор. Когда будет построена переправа через Амур и появится логистика на нашей стороне Амура, то в Ленинском районе появится много новых рабочих мест. Это даст толчок деловой активности. Скоро, надеюсь, начнёт работать на полную мощность Кимкано-Сутарский ГОК. Думаю, инвестиции придут в Еврейскую автономную область.

В ЕАО, кроме того, развиваются проекты в рамках территории опережающего развития.  Они предотвратят отток населения, сделают ЕАО привлекательнее. Я общался со многими молодыми людьми, они готовы поехать хоть на Чукотку, хоть в любой другой регион Дальнего Востока, лишь бы там была интересная работа. Думаю, мы этой цели добьёмся, и в ДФО появится в ближайшем будущем много новых рабочих мест.

Сенатор Андрей Клишас ранее заявлял о том, что комиссией по защите суверенитета России, членом которой вы также являетесь,  к концу года будет подготовлено несколько инициатив, направленных на предотвращение внешнего вмешательство в политику страны. Можете ли, хотя бы в общих чертах, описать, каких областей они будут? Они будут приниматься перед выборами президента?

— Это будет пакет законопроектов об ограничении работы организаций-иностранных агентов в российском медиапространстве. Он разработан на основе рекомендаций комиссии. Данные инициативы позволят расширить список НКО-иностранных агентов. И это не ответ на американские происки в отношении канала Russia today.

Это, скорее, ответ на всю внешнюю политику США. Американцы всю жизнь вмешивались в наши выборы. После развала Советского Союза я не помню случая, когда бы они активно не пытались оказать влияния на избирательный процесс у нас. Они встречались с различными кандидатами, выражали свою позицию, и не всегда эта позиция была нейтральной, были какие-то предпочтения.

Комиссия по защите суверенитета заявляет, что будут попытки из-за рубежа дестабилизировать ситуацию в Крыму. Стоит ли ждать в ближайшее время провокаций на полуострове? Будет ли их заказчиком являться Киев или он просто исполнитель? Какие дивиденды может получить от таких акций Пётр Порошенко?

— У ФСБ есть сведения о готовящихся провокациях. Это и проявления экстремизма, и акции диверсионного плана. Уже было несколько задержаний агентов, направленных Киевом в Крым. Были даже попытки организации терактов. Однако их успешно пресекли.

Киев пытается раскачать ситуацию, делая акцент на якобы ущемлении прав крымских татар. Хотя никаких ущемлений нет. Крымские татары активно участвуют в общественной жизни. И такое участие стало возможно как раз после возвращения Крыма в состав России.

Думаю, что Украина ещё долгие годы не изменит политику в отношении полуострова. Мы увидим не одну попытку дестабилизации ситуации внутри нашей страны, в частности, в Крыму. Однако добиться Киеву ничего не удастся. Я уверен (хотя это полная глупость), если даже сейчас провести ещё один референдум на полуострове, результат будет таким же – крымчане захотят быть в составе России.

Крым – исконно русская земля. Она завоевана кровью российских солдат. И то решение, которое принял в 1954 году Хрущев, передав Крым Украине, было сделано только по той причине, что он не мог предположить распада нашей страны. Если бы тогда хоть малейшая угроза такого сценария была, Крым никогда не вошел бы в состав Украины. Я выступал с инициативой о признании передачи Крыма в 1954 году незаконной. Ведь когда все это происходило, не было решения Верховного Совета РСФСР. Мнение народа не спрашивал никто. Я считаю, все это было сделано вне рамок тогдашнего закона.

— Комиссия СФ по защите суверенитета ещё одной угрозой для России называет «Исламское государство» (организация запрещена на территории РФ). Однако комиссия считает эту угрозу только потенциальной. Почему? Значит ли это, что заявления этой организации не воспринимаются в России всерьёз?

— Я не совсем согласен с этим заявлением. Я считаю, это вполне серьёзная угроза. Почему? Во-первых, мы знаем, что на стороне «Исламского государства»* воюет очень много выходцев из республик Северного Кавказа и стран Центральной Азии – наших бывших среднеазиатских республик: Узбекистана, Киргизия, Таджикистана. Конечно, рано или поздно все эти люди, даже если они будут окончательно разгромлены в Ираке, вернутся на родину. С какими идеями и задачами – мы уже сейчас можем предположить.

ИГИЛ* – это реальная угроза. Даже если мы хотя бы посмотрим на тот поток мигрантов, который вызвала война в Сирии. Вместе с беженцами в страны Европы пришла засланная агентура ИГИЛ.* В любой момент они могут себя проявить и уже проявляют. Вспомните теракты во Франции, в Бельгии.

Так что, думаю, после завершения военной кампании в Сирии война с террористами не закончится.

— А сколько времени понадобится, чтобы завершить войну в Сирии?

— Пока непонятно. Это можно сделать быстро, а можно её вести и бесконечно. Проблема ещё в том, что терроризм всё время принимает новые формы. Сначала была «Аль-Каида». Потом появился «Талибан». Теперь ИГИЛ.* Это всё возникает не на пустом месте. Кто-то финансирует все эти организации, так как ни один террорист не будет работать бесплатно. Кто спонсирует терроризм? Финансовые потоки ведут в США и некоторые отдельные страны Ближнего Востока. Все эти государства от такой политики сами и страдают. Вспомните 11 сентября 2001 года.

— То есть после взятия Ракки говорить об окончательной капитуляции «Исламского государства»* пока рано?

Вспомните: когда американцы вошли в Ирак, когда американские генералы предали Саддама Хусейна, казнили его, куда делась его армия – одна из самых боеспособных на Ближнем Востоке? Она же не могла бесследно пропасть. Большинство военачальников «Исламского государства»* – это бывшие солдаты хусейновской армии, которых когда-то бросили на произвол судьбы. Они должны были кормить свои семьи. И вот они пошли к террористам, стали их костяком. Это вполне боеспособные военные. И неизвестно, куда они снова примкнут после поражения ИГИЛ.*

Куда бы ни влезла американская демократия, после неё остаются такие последствия, такие кровавые следы, как в Сирии. Вспомните ещё Ливию, Афганистан, Тунис и Египет.

— Ещё одним инструментом внешней политики США, помимо финансирования оппозиции и терроризма, являются санкции. Под них недавно попала и Россия. Стоит ли нам ждать в обозримом будущем их отмены?

— Я бы немного разделил санкции, введённые в отношении нашей страны. Есть санкции американцев. Здесь нам ничего хорошего ждать не стоит. Будет только ужесточение тех запретов, которые уже есть. Что касается европейских стран, то им выкручивали руки, и у них всё больше голосов раздаётся против продления санкций в отношении РФ. Думаю, пока они не будут отказываться от экономического давления. А что до персональных санкций, то какие-то подвижки могут быть в начале следующего года. Много недовольных санкциями в Венгрии, Болгарии, даже в Германии. Немецкий бизнес не рад снижению уровня сотрудничества с Россией. И я думаю, что госпожа Меркель пересмотрит свою позицию.

Персональные санкции, в числе первых под них попал и я, не дают возможности услышать нам – России и Европе – друг друга. Как выяснять отношения, понимать друг друга, если мы не общаемся? Как доказывать друг другу свои точки зрения? Не случайно на 137-й сессии Межпарламентского союза раздавались голоса о том, что санкции против парламентариев вообще недопустимы. Они не достигают поставленных целей и, кроме раздражения, вообще ничего не вызывают.

— Ещё одной страной, в отношении которой действовали санкции США, был Иран. Сегодня санкции с него сняты. Однако недавно президент США Дональд Трамп заявил о возможности выхода Вашингтона из ядерной сделки с Ираном. Стоит ли ожидать возобновления санкций, связанных с ядерной программой Ирана? И могут ли данные меры в отношении Ирана сыграть на руку России – может ли в связи с этим США в будущем ослабить санкции в отношении нашей страны?

— На руку России введение санкций в отношении Ирана не сыграет. Выход американцев из ядерной сделки с ним только дестабилизирует ситуацию в этой стране. И тревогу уже забили европейцы. Франция, Великобритания, Италия долго шли к тому, чтобы заключить сделку с Ираном. Зачем же теперь всё разрушать и толкать эту ближневосточную страну к созданию ядерного оружия. К тому же, если вы так легко нарушаете договоренности, какой пример подаёте Северной Корее? Пойдёт цепная реакция, и ряд стран попытается создать или пополнить свой ядерный арсенал.

Думаю, Трамп тут может совершить большую ошибку. Вряд ли его здесь поддержат европейцы. И потом, неужели годы санкций в отношении Ирана не показали их полную бесперспективность? Я был в Иране ещё до «ядерной сделки». Нормально жила и живёт эта страна. Да, там своя ментальность, свои обычаи. И европейцам нельзя со своими принципами демократии лезть туда. Там их просто не поймут. Демократия там будет воспринята как слабость, вседозволенность. И это сразу же приведёт к дестабилизации ситуации. Иран живет своей жизнью. И он найдет способ обойти санкции. Раньше он всё равно в обход ограничительных мер торговал нефтью, пусть и не в том объеме, как хотел, но на колени перед США не встал. Американцы боятся Ирана, поэтому и хотят видеть его своим врагом.

— Есть ли чему России поучиться здесь у Ирана?

— Думаю, здесь нам нечему учиться, наша страна и так успешно противостоит санкциям. Мы можем обеспечить себя всем, чем захотим. Бизнес внутри нашей страны уже начал стремительно подниматься, он адаптировался. Думаю, российские производители накормят и оденут страну не хуже западных.

Санкции не так страшны, как их рисуют. Они идут в основном из Европы. Азиатские страны к ним не присоединились, за исключением Японии. Ещё санкции ввела Австралия, но она так далека, что мы их даже не заметили. И то же самое касается Канады. Азиаты же, наоборот, стали больше развивать с нами отношения.

Так что ничего страшного с введением санкций не произошло. Страна как развивалась, так и продолжает двигаться вперёд».

Опубликовано с  сокращениями

*ИГИЛ, Исламское Государство – организация, запрещенная на территории Российской Федерации

Управление по связям со средствами массовой информации и информатизации