За третий квартал 2018 года правовым управлением аппарата Законодательного Собрания области проведена антикоррупционная экспертиза 26 законопроектов, внесенных в Законодательное Собрание области. В 3 законопроектах выявлено 5 коррупциогенных факторов.

При этом в третьем квартале 2018 года Законодательным Собранием области принято 27 законов области.

В законопроекте «О внесении изменений в закон ЕАО «Об областной трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений», внесенном губернатором области, выявлен коррупциогенный фактор, заключающийся в отсутствии элемента порядка административной процедуры. Фактор выражался в том, что предложенная проектом регламентация порядка принятия решения каждой из сторон комиссии не являлась исключительной (не был урегулирован случай равенства голосов одной стороны при принятии ею решения). В целях исключения коррупциогенного фактора законопроект доработан в процедуре второго чтения.

В законопроекте «О мировых судьях в Еврейской автономной области», внесенном губернатором области, выявлен коррупциогенный фактор, заключающийся в неопределенности правового регулирования. Фактор выражался в предложении правового регулирования в отношении работников аппарата мирового судьи, которые, в соответствии с федеральным законодательством, включают и государственных гражданских служащих. Разработчиками подготовлена таблица поправок, исключающая из законопроекта коррупциогенный фактор.

В законопроекте «О внесении изменения в статью 1-2 закона ЕАО «О некоторых вопросах ведения охотничьего хозяйства и сохранения охотничьих ресурсов на территории Еврейской автономной области», внесенном губернатором области, выявлены 3 коррупциогенных фактора. Фактор, заключающийся в нарушении пределов компетенции органа государственной власти, выражался в предложении регулировать законом области способы подачи заявления, в то время как установление порядка подачи заявок и заявлений, необходимых для выдачи разрешений, относится к полномочиям органов государственной власти Российской Федерации. Фактор, заключающийся в наличии норм, приводящих к принятию подзаконных актов, вторгающихся в компетенцию органа, принимающего первоначальный нормативный правовой акт, выражался в передаче регулирования сроков начала подачи заявлений уполномоченному органу. Фактор, заключающийся в установлении неопределенных требований для граждан, выражался в неоднозначном толковании содержащейся в проекте нормы в части регулирования количества разрешений, выдаваемых охотнику на добычу разных видов охотничьих ресурсов. В целях исключения коррупциогенного фактора к законопроекту подготовлена таблица поправок.

Отсутствие коррупциогенных факторов в ряде других законопроектов, внесенных в Законодательное Собрание Еврейской автономной области в третьем квартале 2018 года, связано с исключением коррупциогенных факторов в процессе разработки проектов законов в результате взаимодействия с разработчиками данных проектов.

Управление по связям со средствами массовой информации и информатизации