Выступление председателя Законодательного Собрания ЕАО Любови Павловой на заседании круглого стола «Реализация государственных программ по опережающему развитию Дальнего Востока» с участием депутатов Комитета Госдумы по региональной политике, проблемам Севера и дальнего Востока

Уважаемые коллеги!

В таком объединяющем формате в ЕАО мы собрались первый раз. Станет ли это традицией – время покажет. Важно, что сегодня в зале люди, в деталях знающие положение дел на своих территориях, да и на ДВ в целом. Это позволяет мне ограничиться обозначением лишь наиболее важных тенденций и, в большей степени, проблем, которые, на наш взгляд, являются актуальными и острыми с точки зрения реализации государственных программ по опережающему развитию ДВ.

Всем нам известно, что согласно распоряжению Правительства Российской Федерации от 25.11.2017 № 2620-р в 29 госпрограммах должны быть сформированы разделы и сводная информация по опережающему развитию ДВ. Решение это очень правильное и необходимое для всех дальневосточных субъектов.

Реализация госпрограмм с обязательным ДВ разделом способствует росту промышленного производства на ДВ, о чём свидетельствуют цифры. Сводный индекс промышленного производства в 2017 году к предыдущему году составил: по РФ – 101,2%, по ДВ – 102,7%, по ЕАО – 140,3%. Также наблюдается положительная динамика инвестиций в основной капитал, улучшение экономической ситуации как в целом на ДВ, так и в ЕАО в частности. На территории нашей области, равно как и в других регионах ДВ, широко используются разработанные для целей обеспечения опережающего социально-экономического развития регионов ДВ инструменты и мероприятия, такие как ТОРы, инфраструктурная поддержка инвесторов, программа «ДВ гектар» и другие.

Вместе с тем, несмотря на принимаемые меры, пока это мало отражается на качестве жизни людей, а демографический отток населения увеличивается год от года. И весь ДВ продолжает занимать последние места по основным показателям социально-экономического развития. Я остановлюсь только на некоторых позициях, которые, на наш взгляд, влияют на качество жизни и рост населения на ДВ.

Здравоохранение – это ключевое звено в решении стратегической задачи повышения продолжительности жизни. Я не стану перечислять, что делается положительного в этой сфере, а оно, безусловно, есть. Но статистика говорит о том, что продолжительность жизни на ДВ ниже: по РФ она составляет 72,2 года, по ДВ – 70,1 года. Зато смертность граждан трудоспособного возраста выше среднероссийского на 21%. Основные причины, как и во многих регионах страны, – смертность от болезней кровообращения и онкологических заболеваний, туберкулёза.

(Смертность населения от туберкулёза на ДВ в 2 раза превышает среднероссийский уровень, в ЕАО в 2,9 раза выше). Не трудно предположить, от чего увеличивается смертность – в том числе и от того, что нет доступной сети учреждений первичной медико-санитарной помощи, дефицит медицинских кадров. Поэтому вовремя не выявляются заболевания. Например, у нас по обращению губернатора области к Министру здравоохранения РФ В.И. Скворцовой была организована работа  специализированной бригады Федерального медико-биологического агентства, которая провела углублённую диспансеризацию населения районов области. Было обследовано 4,6 тысячи жителей отдалённых сёл ЕАО. У этих людей выявлено 12,5 тысячи заболеваний, то есть по 2-3 заболевания на одного обследованного. 314 случаев – новообразования, 14 – туберкулёз, 176 человек направлено на высокотехнологичную медицинскую помощь. (А доедут ли они?). Но будь в каждом селе медучреждения, ситуация могла бы быть другой.  А там, где они есть, вызывает обеспокоенность техническое состояние зданий ФАПов в сёлах. Большинство из них не соответствуют современным требованиям, необходим ремонт или строительство новых, обновление МТБ. У нас в отдалённых сёлах ФАПы располагаются в неблагоустроенных домах с печным отоплением, нет централизованного водоснабжения, используется привозная вода. Большинство этих учреждений находятся в малонаселённых районах и поэтому относятся к категории сверхнормативных учреждений, расходы на которые в Фонде ОМС не предусмотрены. Как решать эту проблему? Без государственной поддержки не получится.

Младенческая смертность тоже выше (в ЕАО на конец 2017 года этот показатель был почти в 2 раза хуже, чем по стране, но надо отметить, что согласно официальным данным за январь-июнь 2018 этот показатель у нас снизился и составляет 7,4 на 1000 родившихся, по России за этот же период – 5,1, тоже много).

Одним из показателей, определяющих качество жизни, являются жилищные условия. Доля ветхого и аварийного жилья на ДВ в 3,3 раза превышает среднероссийский уровень. Но это официальная статистика, а фактически намного больше, так как из-за отсутствия средств на расселение не всегда жильё признаётся аварийным.  Пока эта проблема решается у нас медленно.  Говоря о жилье, хотелось бы затронуть, на наш взгляд, важную проблему исполнения полномочий по обеспечению жилищных гарантий детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Вот посмотрите на нашу статистику. В списке – 1010 человек, возникли основания у 776. Судебных решений – 314, из них до конца 2018 года подлежит исполнению 210. Квартир закуплено 25, 34 будут куплены до конца года, итого 59. Нетрудно посчитать, что при таком раскладе очередь растянется на несколько лет. Это очень обостряет социальную напряжённость. Денег нет. Субсидий из ФБ явно недостаточно для удовлетворения всех потребностей. Мы предлагаем либо увеличить размер субсидий, либо рассмотреть вопрос передачи указанных полномочий субъектов на федеральный уровень.

Другие основные показатели, которые также существенно не дотягивают до среднероссийских, но определяют качество жизни. Это:

— низкие денежные доходы населения (ЕАО, к сожалению, имеет среди ДВ регионов наихудший показатель);

— низкая покупательская способность пенсий и заработных плат;

— это и обеспечение водоснабжением жилищного фонда (по России – 68%, в ЕАО – 52%);

— доля расходов населения на жилищно-коммунальные услуги на ДВ самая высокая в РФ.

Здесь можно сказать и об автомобильных дорогах регионального и межмуниципального значения, которые не отвечают нормативным требованиям (их доля значительно выше по стране). Можно и дальше перечислять проблемы, подтверждая их низкими показателями. А мы сегодня ведём речь о реализации госпрограмм по опережающему развитию ДВ. А их у нас, мы знаем, 29. В 4 из них ЕАО не представлена в связи с отсутствием у нас на территории отдельных сфер деятельности. По каким-то другим причинам в 6 программах наш субъект не представлен отдельной строкой. Я их перечислю:

— «Развитие здравоохранения» (это при том положении дел в региональном здравоохранении, о котором я говорила чуть выше);

— «Развитие образования»;

— «Обеспечение доступным и комфортным жильём и коммунальными услугами граждан»;

— «Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия»;

— «Развитие рыбохозяйственного комплекса»;
— «Развитие внешнеэкономической деятельности».

В 3-х государственных программах – «Развитие промышленности и повышение её конкурентоспособности», «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности», «Энергоэффективность и развитие энергетики» – при наличии раздела и выделении субъекта отдельной строкой, средства федерального бюджета не предусмотрены.

Общий объём финансирования, предусмотренного на ЕАО по всем государственным программам за счёт средств федерального бюджета составляет 2911,2 млн рублей, что, по сравнению с другими приоритетными территориями, значительно ниже.   Единый подход разделения федеральных средств сегодня неприемлем. И единые условия тоже. Не всегда ЕАО может войти в госпрограмму на существующих сегодня условиях софинансирования: 90% за счёт ФБ и 10% за счёт ОБ. Для нашего бюджета это неподъёмная ноша.

Напомню, что большинство бюджетов субъектов, входящих в ДФО, характеризуются высокой долговой нагрузкой (на начало 2018 года в ЕАО она составляла 97,6%). Сегодня механизм   господдержки программным методом, на наш взгляд,  отличается большими затратами и низкой долей адресности и по-настоящему результативной помощи.

Таким образом, необходимо сделать вывод, что в части госпрограмм (для нас в 9) специальный раздел создан формально, факт выделения спецразделов на сегодняшний день не обеспечивает опережающего развития ни ДВ в целом, ни ЕАО в частности. В этом, мы думаем, есть свои объективные причины, есть объяснения. Их можно понять. Но итогового вывода они не меняют. Выделенные ДВ разделы в федеральных программах не обеспечивают опережающего развития макрорегиона, потому что на наш взгляд:

— не содержат чётких и правильных целей, задач и мероприятий, обеспечивающих достижения показателей ДВ выше среднероссийского уровня;

— не применяется дифференцированный подход к реализации мер государственной поддержки регионов с учётом специфики ДВ;

— не предусматривают приоритетное финансирование задач опережающего социально-экономического развития.

Для решения проблем мы предлагаем:

— Отдельное конкретное проектирование программных мероприятий по каждому ДВ субъекту с учётом региональной специфики для достижения значений основных показателей выше среднероссийского и формирования опережающего развития;

— Отражать ЕАО как субъект ДФО в спецразделах отдельной строкой с предусмотренным финансированием по годам, подпрограммам и основным мероприятиям.

—  Рассмотреть вопрос о возможности применения для ДВ регионов с низкой бюджетной обеспеченностью при формировании и утверждении госпрограмм вместо существующего софинансирования: 90% и 10%, а 99% из ФБ и 1% из ОБ..

Уважаемые коллеги!

Наши проблемы и предложения, мы уверены, не местечковые, а касаются всего макрорегиона. Мы понимаем, что за каждым программным мероприятием стоит целевой показатель. И чтобы сделать прорыв в развитии ДВ, необходимо выполнить принципиальное решение о достижении среднероссийского уровня в каждом из наших регионов. Нельзя допустить ситуации, когда в общем средний показатель по ДВ будет совпадать со средним показателем по стране, а проблемы населения какого-то из наших регионов ДФО останутся. Опережающее развитие ДВ должно стать нашей совместной ответственностью (и депутатов ГД РФ, ЗС, представительных органов МСУ, и губернаторов, и федеральных министерств).

 

 

Управление по связям со средствами массовой информации и информатизации