В Законодательном Собрании ЕАО в рамках XVI Иннокентьевских образовательных чтений прошли парламентские встречи, посвященные 350-летию со дня рождения Петра I. С докладом «Секулярный мир и религиозность» на них выступил председатель парламента ЕАО Роман Бойко

«Нынешние Иннокентьевские чтения посвящены 350-летию первого российского императора Петра. И обращаясь к теме «Секулярный мир и религия», нельзя не вспомнить его преобразования в государственной и общественной жизни. Ведь, как известно, они напрямую коснулись святая святых русского народа – религиозной жизни.

Отношение исследователей к церковной реформе Петра I до сих пор неоднозначное. Но бесспорно одно – его правление стало переломной вехой в истории Русской Православной Церкви. Именно поэтому нужно вспомнить принцип, который он сформулировал лично и которым руководствовался в своих преобразованиях. Он звучит как: «Господь дал царям власть над народами, но над совестью людей властен один Христос». И принцип этот наглядно демонстрирует, что к вопросам взаимоотношений государства и церкви Петр подходил взвешенно. Он понимал, что проводимая им политика снижения влияния церкви на власть не должна затрагивать сами основы православного общества, испокон веков покоящиеся на высокой духовности и нравственности.

Как писал советский и российский историк Александр Боханов, «Петр не был провозвестником секулярных настроений в России; они практически существовали всегда». Поэтому реформа и последующие действия Петра, а также его наследников, в значительной степени затрагивая имущественные, политические, иные аспекты взаимодействия церкви и государства, гораздо осторожнее касались духовных, ментальных вопросов, таких, например, как свобода вероисповедания. А если и делали это, то в контексте примирения всех верующих, реализуя таким образом вечную гуманистическую идею веротерпимости. Так, в 1773 году Екатерина II в своем указе Синоду написала: «Как Всевышний Бог терпит на земле все веры, то и Ее Величество из тех же правил … в сём поступать изволит, желая только, чтобы между ее подданными всегда любовь и согласие царили».

Как видим, секулярные настроения постепенно вели власть в России к принятию идеи свободы вероисповедания, что вряд ли удивительно для такой огромной и многонациональной страны. В 1905 году императором Николаем II был издан указ «Об укреплении начал веротерпимости». Через 12 лет, в июле 1917 года Временным правительством было принято постановление «О свободе совести», регламентировавшее свободу религиозного самоопределения человека по достижении 14 лет. И буквально через полгода, 2 февраля 1918 года, вышел Декрет «О свободе совести, церковных и религиозных обществах». Он устанавливал, что «каждый гражданин может исповедовать любую религию или не исповедовать никакой».

Однако, сделав этот шаг, советское государство тут же взяло курс на строгое атеистическое воспитание своих граждан, полное отмежевание церкви от власти, тем самым на долгие годы перечеркнув любые возможности сотрудничества двух миров – светского и конфессионального.

Но время все расставляет по своим местам. Великая Отечественная война коренным образом изменила отношение государства к церкви. Это были годы страшных испытаний. В такие времена человек ищет духовные опоры. И кто, как не Церковь, может дать ему это. Многовековой опыт русского государства свидетельствовал, что только с оружием в руках перед грозным врагом не выстоять, нужен высокий моральный дух всего народа. Человеку нужна вера. И тогда советская власть обратилась к церкви с призывом вместе участвовать в формировании патриотических чувств населения.

Время доказало, насколько своевременным был этот шаг. Как пишет историк Михаил Шкаровский, «церковь не только утешала верующих в скорби, но и поощряла их к самоотверженному труду в тылу, мужественному участию в боевых операциях, поддерживала веру в окончательную победу над врагом…». Война заставила советское государство пересмотреть свое радикально-негативное восприятие церкви. Но законодательно заложенные в 1917 году основы их взаимоотношений остались неизменны.

Таким образом, в России более ста лет официально религия и государство существуют как два самостоятельных института, но при этом обеспечивается свобода вероисповедания или неисповедания никакой религии. «Светскость» предполагает взаимное невмешательство государства и церкви в жизнь друг друга. Но это же взаимное невмешательство совершенно не исключает и обоюдного влияния религии и государства. С этой точки зрения, нас как законодателей не может не интересовать законодательное регулирование общественных отношений, в которых так или иначе участвуют религиозные организации.

Конечно, в первую очередь мы обращаемся к Конституции РФ. И здесь очень важно понимать, что ее императивные нормы о том, что никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, и о том, что религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом, сформулированы не в противовес религиозным установкам, не с целью отгородить светский мир от мира конфессионального. Это всего лишь механизм, который позволяет избегать как межрелигиозных трений, так и неоправданных притязаний различных конфессий к государству.

Наглядным примером непротивопоставления церкви и государства служит и преамбула к федеральному закону «О свободе совести и о религиозных объединениях», в которой однозначно признаются особая роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры, а также уважительное отношение к христианству, исламу, буддизму, иудаизму и другим религиям, которые тоже провозглашаются неотъемлемой частью исторического наследия народов России.  Такой подход полностью соответствует современному пониманию взаимоотношений церкви и государства как двух начал, объединенных общими усилиями по формированию в обществе духовно-нравственных ценностей.

Рассмотрим некоторые аспекты подобного сотрудничества на примере нашей области, где свободно развиваются христианство, иудаизм, ислам. На протяжении всей истории развития ЕАО ее всегда называли территорией межнационального и межконфессионального согласия. Гармонизации таких отношений способствуют как исторически сложившаяся высокая культура уважения к иному мировоззрению, образу жизни, поведению и обычаям представителей других народов, другой религии, так и работа властей и самих религиозных организаций.

Важнейшим направлением в ней является заключение соглашений о сотрудничестве. Первое из них было подписано еще в 2004 году между правительством ЕАО и Биробиджанской епархией Русской Православной Церкви. Оно направлено на оказание социальной и медицинской помощи малообеспеченным группам населения, проведение совместных благотворительных акций, а также на сотрудничество в сфере культурного, патриотического и духовно-нравственного воспитания жителей области.

Значительным шагом вперед в укреплении межконфессионального согласия стало подписание в ЕАО в январе 2020 года соглашения между представителями трех традиционных российских религий – архиепископом Биробиджанским и Кульдурским, главным раввином ЕАО и председателем местной мусульманской организации.

Таким образом, в этих документах мы находим подтверждение тому современному пониманию взаимоотношений государства и церкви, о котором мы говорили: когда власть и религиозные организации действуют сообща в вопросах воспитания духовности, толерантности, а также в таких гуманитарных сферах, как образование, здравоохранение, культура, благотворительность и др.

Помимо официальных соглашений сохранению и укреплению межнационального и межрелигиозного мира на территории ЕАО способствует системное взаимодействие как органов власти с представителями конфессий, так и представителей религий с гражданскими институтами. Нельзя не отметить здесь роль Биробиджанской православной епархии и лично владыки Ефрема. Достаточно вспомнить, например, такие масштабные мероприятия, как Дальневосточный православный медиафорум и те же Иннокентьевские чтения. Законодательное Собрание всегда поддерживало и будет поддерживать подобные инициативы.

Мы живем в непростое время, которое ставит много вызовов перед страной, ее регионами, каждым из нас. И противостоять им вместе – лучшее, что мы можем сегодня сделать. Между Законодательным Собранием и Биробиджанской епархией уже сложилось, на наш взгляд, плодотворное взаимодействие. В первую очередь мы видим это в совместной работе над законопроектами, имеющими повышенную социальную значимость, направленными на укрепление института семьи, защиту детства, сохранение здоровья людей. Например, при самом активном вашем, уважаемый владыка Ефрем, участии обсуждалась ситуация с употреблением детьми такого вредного вещества, как насвай. И совместно мы приняли ряд решений, закрепив их законодательно, которые, уверен, позволят побороть эту проблему.

Практику подобного сотрудничества в рамках рабочих групп, заседаний профильных комитетов и консультативных советов парламента ЕАО необходимо расширять. Это одна из точек соприкосновения церкви и государства, о которых много говорят сегодня. Ведь церковь не занимается экономикой, не регулирует политические процессы, она занимается Человеком. И депутаты также в первую очередь работают на благо человека. Возможно, нам стоит рассмотреть вопрос о заключении соглашения между Законодательным Собранием и Биробиджанской епархией о сотрудничестве по ряду направлений, в развитии которых мы обоюдно заинтересованы.

Мы готовы расширять наше сотрудничество, поэтому всегда открыты вашим предложениям и готовы использовать общий потенциал для достижения высоких целей укрепления духовности, патриотизма, продвижения культурных, просветительских, благотворительных проектов, для упрочения мира и согласия в обществе», — сказал Роман Бойко.

Управление по связям со средствами массовой информации и информатизации